Планета в беде

«В сотнях, тысячах уголков Земли бушует экологический пожар. И у нас нет пожарного выхода, нет никакой надежды на спасение, кроме одной – изменить взгляд на самих себя».

Джим Ноллман, Духовная экология

Проехав около шестидесяти миль на юго-восток от Мельбурна (Австралия), вы окажетесь среди живописных холмов, поросших камедными деревьями. Здесь расположен «Нью-Нандаграм» – экологическая община Международного общества сознания Кришны. Гокула Дас, директор по развитию «Нью-Нандаграма», регулярно объезжает общину по периметру, наблюдая за ростом высаженных вдоль ее границы деревьев. Их предназначение – не только радовать глаз, но и служить добавкой к меню дойных коров общины. Гокула Дас, который глубоко озабочен деградацией экологии планеты, говорит: «Земля священна для каждого. Поэтому даже коренных жителей крупных городов возмущают озера разлитой нефти, автомобильные кладбища, отравленный воздух, смердящие канализационные стоки, умирающие леса, отвратительные залежи мусора и реки, в которых уже не искупаться без риска для жизни».

Но что же тому виной? «Загрязнение окружающей среды – следствие загрязненного сознания, – отвечает Гокула. – Как говорил Ганди, Земля может дать каждому по потребностям, но не по запросам. Здесь, в „Нью-Нандаграме», мы стараемся жить именно по этому принципу. Мы знаем, как самостоятельно удовлетворить потребности всех жителей общины. Но для этого понадобилось серьезное обсуждение: что же нам действительно необходимо для мира и счастья? В результате все мы пришли к единодушному выводу – нужно перейти к более простому и естественному образу жизни».

Однако простой образ жизни на деле не так-то прост, ибо основан на системе ценностей, совершенно чуждой большинству наших современников. Повсеместно, и в «развитых», и в «развивающихся» странах, от жизни привыкли ждать одного – роста уровня личного комфорта, благосостояния и развлечений, причем роста неограниченного. Эта привычка быстро принимает форму одержимости, неукротимой, почти рефлекторной тяги к чрезмерному обладанию и чрезмерному наслаждению.

В своем очерке, опубликованном в 1972 г. в лондонской газете «Обзервер», Арнольд Торнби анализирует причины так называемой «болезни мира» и приходит к выводу о том, что она носит духовный характер. Он пишет: «Мы страдаем оттого, что продали душу дьяволу неограниченного материального богатства; богатства, которое с духовной точки зрения не только порочно, но и практически недостижимо. Пора пересмотреть и скорректировать наши цели».

К таким переменам стремятся многие. Гокула Дас и другие члены Международного общества сознания Кришны (ИСККОН) решили посвятить себя практическому изучению альтернативного мировоззрения и образа жизни. Опираясь на древнюю мудрость, они надеются найти способ положить конец экологическим проблемам мира, кажущимся пока неразрешимыми.

Хотя большинство членов ИСККОН живут в городах, даже там им удается придерживаться принципа «простой жизни и возвышенного мышления». В то же время, значительное их число переезжает в десятки международных сельскохозяйственных общин, где они сознательно ограничивают свои материальные потребности и уделяют больше внимания ценностям духовным. Естественная часть жизни таких общин – забота об экологии.

А теперь отправимся на другую сторону земного шара, в бразильскую провинцию Сан-Паулу. Здесь, среди холмов Приатлантического лесного массива, директор по развитию сельскохозяйственной общины «Харе Кришна» Рупа Госвами Дас следит за ростом посадок, которые предохраняют почву безлесных холмов от эрозии. Местные власти, весьма озабоченные проблемами экологии в регионе, не могут нарадоваться на эту инициативу.

В другой вайшнавской общине, Гита-Нагари, в сельском районе Пенсильвании, США, Сита Даси обучает бычков выполнять простые голосовые команды. Когда бычки подрастут, они будут обрабатывать поля, что избавит общину от необходимости использования тракторов.

В бывшем Советском Союзе некоторые вайшнавы перебираются из городов с их искусственной зависимостью от жилищно-бытовых условий в сельские общины, построенные по принципу натурального хозяйства.

Преданный из Англии Ранчор Дас направил во Всемирный фонд дикой природы проект возрождения лесов в индийской деревне Вриндаван – священном месте поклонения Кришне, имеющем многотысячелетнюю историю. Проект получил одобрение, и восстановление священных лесов уже началось.

Однако работы по защите окружающей среды еще непочатый край. В какой бы части земного шара ни находились члены Международного общества сознания Кришны, повсюду они видят устрашающие признаки экологической агонии, охватившей планету. Ядовитый воздух Мехико, смертоносное наследство Чернобыля на Украине, вымирающие экваториальные леса Бразилии, убитые кислотными дождями озера Швеции, кошмар химической катастрофы в индийском городе Бхопале. Куда ни кинешь взгляд – повсюду искаженный муками лик нашей планеты, взывающей о помощи и духовном исцелении.

Ниже приведен краткий обзор основных экологических проблем современности. Но какими бы разными и не связанными друг с другом они ни казались на первый взгляд, мы с вами убедимся в одном – корнем их всех без исключения является человеческая алчность.

Дикая флора и фауна

Неограниченная охота на диких животных уже поставила под угрозу существование многих видов. Около 1 тыс. из них официально объявлены исчезающими. Так, за 80-е годы численность африканских слонов сократилась с 1,5-млн. до 600 тыс. Чтобы остановить массовое истребление слонов, в октябре 1989 года Международным комитетом по торговле исчезающими видами была принята резолюция, запрещающая добычу слоновой кости. Однако в Германии к вымершим или исчезающим относится уже половина всех представителей местной флоры и фауны.

Влажные экваториальные леса

Экваториальные леса становятся жертвой деревообрабатывающей и мясной промышленности. Миллионы гектаров джунглей ежегодно вырубаются под пастбища для мясного скота и посевы кормовой сои, годовой экспорт которой исчисляется миллиардами тонн.

Общая площадь экваториальных лесов планеты составляет 9,1 млн кв. км – пространство, равное территории США, включая Аляску и Гавайи. Ежегодно уничтожается около 117 тыс. кв. км леса, что примерно составляет площадь Никарагуа. При таком темпе экваториальные леса прекратят свое существование уже через 80 лет.

Но леса жарких стран в своей беде не одиноки. Та же опасность грозит лесным массивам и в других частях света. Министр экологии в правительстве Бразилии, Жозе Лутзен-бергер, утверждает, что если Швеция, Россия, Канада и США вовремя не прекратят массовую вырубку своих девственных лесов, то «последствия для глобального экологического равновесия будут не менее катастрофичными, чем уничтожение экваториальных лесов Африки или тропических лесов Новой Гвинеи, и потому международное сообщество должно занять по этому вопросу самую жесткую позицию». Львиную долю леса перерабатывают в бумагу, которой, по статистике, на каждого жителя Германии приходится около 200 кг в год.

Эрозия почв

Одна из главных причин эрозии культурного слоя почвы кроется в узкой специализации сельского хозяйства на выращивании промышленных культур. Это требует усиленного использования химических удобрений, которые разрушают почву и лишают ее естественного плодородия.

Витрины тысяч американских супермаркетов украшены стройными рядами помидоров безупречно красного цвета, безукоризненно круглой формы и абсолютно одинакового, стандартного размера. Под их толстой глянцевой кожицей скрывается совершенно безвкусная красная мякоть. Однако своим заманчивым торговым названием, привлекательным товарным видом и упругостью эти помидоры оправдывают в глазах покупателя высокие цены. Толстая кожица защищает их от повреждений во время скоростной механизированной уборки, а затем и во время хранения на складе и упаковки, что позволяет автоматизировать конвейер на всех его этапах и сделать его рентабельным. К сожалению, именно этот тип «фабричного» сельского хозяйства и сказывается наиболее пагубно на плодородии почв, быстро истощая и разрушая их верхний слой. Таким образом, с 1950 года по сей день мир уже потерял одну пятую всех сельскохозяйственных земель. В одной лишь Германии эрозия ежегодно уносит более 60 тонн чернозема с гектара.

Утилизация мусора

Горы хлама уже стали своеобразным символом чрезмерного потребления. Это особенно справедливо в отношении индустриально развитых стран, где на душу населения в среднем приходится в 10 раз больше стали, в 12 раз больше топлива и в 15 раз больше бумаги, чем в развивающихся странах. Так, в 1990 году на немецкие свалки было вывезено более 182 млн тонн промышленных и бытовых отходов, т. е. более двух тонн в расчете на каждого жителя Германии.

В то же время экологи развитых стран пытаются «во имя защиты окружающей среды» сдержать рост промышленности стран третьего мира, что вызывает вполне понятное возмущение со стороны последних.

Токсичные отходы

Опасность представляют не только диоксины, полихлорфенолы (ПХФ) и прочие экзотические химикаты. Даже обычные тяжелые металлы, такие как свинец, никель, ртуть, хром и кадмий, оказывают губительное воздействие на организм человека. Например, свинец, содержащийся в старой бытовой краске и водопроводных трубах, вызывает у детей анемию, задержку умственного развития и другие заболевания. При сжигании отходов вредоносные тяжелые металлы попадают в воздух, а при захоронении в земле нередко отравляют источники питьевой воды.

В 1980 году американское Агентство по охране окружающей среды основало «Суперфонд» для обезвреживания самых опасных мест захоронения токсичных отходов в США. На 1990 год было названо 1218 свалок, требовавших безотлагательного вмешательства, но очистить и вычеркнуть из списка удалось только 35. В то же самое время в 1993 году в Германии было обнаружено 140 тыс. мест нелегального захоронения токсичных отходов, и предполагается, что по меньшей мере еще 240 тыс. смертоносных свалок остались неучтенными.

Другая опасность, которую таит в себе химическая промышленность, – это техногенные катастрофы. В 1985 году из-за поломки клапана на химическом предприятии компании «Юнион Карбайд» в индийском городе Бхопал произошел выброс 30 тонн смертельно ядовитого газа метилизоцианата. Погибло более 2 тыс. местных жителей, а еще 17 тыс. остались на всю жизнь инвалидами. Такие катастрофы заставляют задуматься о том, сколько же промышленности нам действительно необходимо, чтобы не потерять рассудок и жить счастливо.

Вывоз токсичных отходов

В августе 1986 года из порта американского города Филадельфия вышло океанское грузовое судно «Кхайан Си» с 15 тыс. тонн золы местного мусоросжигательного завода на борту. Последующие полтора года судно безуспешно бороздило воды Карибского бассейна в поисках места для захоронения своего опасного груза. Позже было объявлено, что, обойдя пять континентов и трижды сменив название, судно все-таки нашло способ законно выгрузить токсичную золу, однако, как утверждает «Гринпис», на самом деле отходы были нелегально утоплены в Индийском океане в ноябре 1988 года.

К экспорту опасной золы администрацию Филадельфии вынудила острая нехватка мест для захоронения в самих Соединенных Штатах. С похожими трудностями сталкиваются и многие европейские города.

Поэтому США и страны Европы уже не один год осваивают сомнительную практику экспорта токсичных отходов в развивающиеся страны, население которых гораздо менее осведомлено об опасности размещения могильников на своей территории и потому значительно покладистее. Так, в 1990 году немецкие предприятия произвели 9 млн тонн токсичных отходов, из которых 522 тыс. тонн были официально вывезены в другие страны.

Пестициды

В погоне за прибылью фермерские хозяйства постоянно используют пестициды, защищая урожай от насекомых и грызунов. Биологические методы борьбы с вредителями – действенные, натуральные и экологически безопасные – используются крайне редко. В то же самое время производители ядохимикатов усердно рекламируют свой товар, стараясь убедить фермеров, что применение пестицидов приведет к баснословному росту урожая при прежних затратах.

О вреде пестицидов уже широко известно в развитых странах, и правительства многих из них запретили использование ряда химикатов. Однако те же самые запрещенные пестициды продолжают производиться на экспорт.

Так, четверть пестицидов, экспортируемых Соединенными Штатами в другие страны, категорически запрещены к использованию для каких бы то ни было целей в самих США. Однако, по иронии судьбы, более 25% потребляемых в стране фруктов и овощей ввозят из-за рубежа, а вместе с ними – и «родные» пестициды.

Особенно большому риску подвергаются дети. При меньшей массе тела они едят больше свежих овощей и фруктов. Поэтому уровень содержания канцерогенных пестицидов в их организме в среднем в четыре раза выше, чем у взрослых.

Радиоактивные отходы и выбросы

Наибольший вред могут принести радиоактивные отходы. Безопасных способов их утилизации до сих пор не найдено. В настоящее время атомные станции США хранят во временных могильниках более 16,5 тыс. тонн высокорадиоактивных отходов, которые будут угрожать здоровью людей на протяжении ближайших 250 тыс. лет.

Еще одна опасность – это ядерные аварии. 26 апреля 1986 г. произошел взрыв реактора на Чернобыльской АЭС (Украина), что привело к широкомасштабному загрязнению окружающей среды радиоактивными изотопами. По официальным данным, два человека погибли в момент взрыва и еще тридцать пожарников – во время борьбы с пламенем. Были госпитализированы сотни пожарных и спасателей и эвакуировано все население в радиусе 30 километров вокруг АЭС – в общей сложности, 135 тыс. человек. Радиоактивные осадки были зафиксированы на большей части территории Европы.

Весной 1991 года журнал «Экономист» писал: «Владимир Черноусенко, отслеживающий ситуацию в 30-километровой карантинной зоне вокруг Чернобыльской АЭС, утверждает, что истинное число жертв аварии – не 31, как продолжают твердить официальные источники, а не менее 7 тыс».

Принято считать, что реакторы в США и Европе надежнее чернобыльских. Однако в 1993 году на атомных электростанциях Германии было отмечено 193 внештатных ситуации, подлежащих, в соответствии с федеральным законодательством, обязательной регистрации. В одном лишь 1985 году произошло 765 аварийных остановок реакторов на американских АЭС, из них восемьдесят – из-за серьезных неполадок. Положение дел с безопасностью АЭС в других странах может быть намного хуже.

Одна из самых серьезных аварий на американских АЭС случилась в 1979 году в местечке Три-Майл в Пенсильвании, когда из-за частичного расплавления реактора произошел выброс в атмосферу опасных радиоактивных материалов.