История Пингалы

Аскет продолжал: «Чувственное наслаждение, как и боль, находится одновременно на небесах и в аду; мудрому не следует этого желать. Подобно удаву, он должен довольствоваться тем, что приходит к нему непрошеным. Следуя примеру удава, нужно оставить усилия и принимать пищу, которая приходит сама по себе, будь она вкусной или безвкусной, обильной или скудной. Если пища не доступна в течение множества дней, то святой человек должен поститься, не предпринимая никакого усилия. Он должен понимать, что он сейчас постится по воле Бога. Человек отречения должен быть миролюбивым, спокойным, недостижимым, неуязвимым и, подобно морю, не поддаваться симпатиям и антипатиям. И как океан остается неизменным вне зависимости от того, оскудеют ли или вовсе пересохнут впадающие в него реки, точно так же и аскет должен оставаться уравновешенным, получает ли он нечто благое или что-то противоположное. Подобно мотыльку, который попадает в пламя и погибает, глупый мужчина привлекается внешностью женщины и совершает духовное самоубийство. И как пчела осторожно сидит на цветке и собирает нектар, не причиняя цветку вреда, так и аскет должен собирать свою милостыню от людей, не тревожа их. И еще: равно как пчела собирает нектар с различных цветов и делает мед, так и мудрый человек должен черпать мудрость из различных источников и делать ее своей. Но наоборот, в противоположность пчеле, ему следует избегать накопления, иначе он пострадает, как пчела от рук пчеловода. Странствующий монах должен избегать любых контактов с женщинами; слона-самца ловят на его вожделении к самке. Странствующий монах не должен слушать грубых песен; олень становится жертвой музыки. Танцуя в обществе женщины, мудрец Ришьяшринга сделался жертвой похоти. Из всех чувств труднее всего контролировать чувство вкуса; тот, кто сумел подчинить его, сможет управлять и всеми остальными. Тот же, кто не справился со своим аппетитом, попадается, словно рыба на крючок.

Жила-была куртизанка по имени Пингала. Однажды вечером она принарядилась и уселась возле дома в ожидании богатых поклонников. Понапрасну она в волнении ходила взад-вперед до самой полуночи, когда ее одолели усталость и уныние. Пингала сказала себе: «Я удачлива, потому что моим глупым надеждам не суждено было исполниться, и я еще более удачлива, ибо на этот раз мое сердце и разум обращаются к верховному Господу. Увы, как же долго я глупо бегала за грубой материей, облаченной в кожу и обычно называемой мужчиной, которому я продавала свое тело за жалкие гроши и за множество страданий. Отныне я обретаю прибежище в Господе, который любим всеми». Решив так, Пингала отказалась от своих глупых надежд и достигла состояния отсутствия желаний, которое само по себе является высшим блаженством.

Не испытав подобного покаяния, человек не отречется от телесного сознания, а без мудрости он не откажется от чувства обладания».