Уход Парикшита

Сута сказал: «Выслушав все, что было поведано ему Шукадевой, сыном Вьясадевы, Парикшит смиренно приблизился к его лотосным стопам. Склонив свою голову к стопам Шуки и сложив молитвенно ладони, он сказал: «Сейчас я достиг цели своей жизни, ибо ты оказал мне такую милость. Ты лично поведал мне истории о Верховном Господе Хари, безначальной причине мира.

Теперь я не боюсь ни Такшаки, ни смерти, ибо я погрузился в Брахман, дарующий бесстрашие и блаженство. О мудрец, позволь мне погрузить мой ум, очищенный от похотливых желаний, в Него и так оставить свое тело. Ты открыл мне самое благодатное – познание Господа. Теперь я утвердился в знании и самоосознании, и мое невежество исчезло».

Сута сказал: «Святой сын Бадарайаны дал ему свое разрешение. Затем, Шукадева ушел оттуда.

А великий Раджариши Парикшит уселся на берегу Ганги на сиденье, сделанное из травы куша, верхние кончики стеблей которой смотрели на восток, и повернулся лицом на север. Достигнув совершенства йоги, он обрел полное самоосознание и был свободен от материальной привязанности и сомнения. Великий йог зафиксировал ум на своем духовном тождестве посредством чистого разума и перешел к медитации на Всевышнего. Его жизненный воздух прекратил циркулировать, и он стал неподвижным, как дерево.

В это время летучий змей, который мог принять любую форму по желанию, скрыл себя под видом брахмана, приблизился к царю и ужалил его. Тело царственного мудреца было немедленно сожжено дотла огнем змеиного яда. По всей Земле и в раю раздался ужасный крик скорби, и все полубоги, демоны, люди и другие создания изумились, услышав его.

Махараджа Джанамеджайа, услышав, что его отец был смертельно укушен Такшакои, пришел в крайнее негодование, и тогда по его велению дваждырожденные совершили великое жертвоприношение, в котором на жертвенном огне были предложены все змеи мира. Когда Такшака увидел, что даже самые могущественные змеи погибли в пылающем огне того жертвоприношения, он переполнился страхом и обратился к Индре за защитой. Тогда великий царь решил испепелить Такшаку вместе с Индрой с помощью мистической силы брахманов.

Брихаспати, сын Ангиры Муни, увидев Индру падающим с небес вместе с Такшакои, приблизился к царю и сказал ему следующее: «О великий правитель людей, недостойно этому царю змей погибнуть от твоей руки, так как он испил нектар бессмертия. Поэтому он не подвержен старению и смерти.

О царь, останови жертвоприношение, которое было начато с намерением причинить вред другим. Многие невинные змеи уже сгорели до смерти. Следует переносить превратности судьбы». И Махараджа Джанамеджайа сказал: «Да будет так».

Каждый должен терпеть все оскорбления и никогда не упускать возможности оказать почтение. Избавившись от отождествления с материальным телом, никто не должен ни с кем враждовать».

Шаунака Риши сказал: «О великодушный Сута, расскажи нам, как Паила и другие разумные ученики Вьясадевы рассказали и разделили Веды». Сута Госвами сказал: «О брахман, первая тонкая вибрация трансцендентного звука появилась в сердце Брахмы. Каждый может ощутить эту тонкую вибрацию, когда он прекращает все внешнее слушание. Поклоняясь этой тонкой форме Вед, йоги-мистики очищают свои сердца от всякого загрязнения, вызванного нечистотой материи, деятельности и исполнителя, и так они достигают свободы от повторяющихся рождения и смерти. Из этой тонкой вибрации возникает омкара, состоящая из трех звуков. Омкара обладает огромной силой и проявляется в чистом сердце. Она является воплощением Абсолютной Истины.

Омкара – нематериальный и непроявленный вечный звук. Познавший Высшее Я слышит его непосредственно – для этого нет потребности в слухе, зрении или других материальных чувствах. Все пространство Ведического знания возникает из омкары, который появляется из духовной сущности. Омкара является символом Абсолютной Истины и является тайной сущностью и вечным семенем всех Ведических гимнов. Омкара проявляет три изначальных звука алфавита – А, У, М. Эти три, поддерживают все различные тройственные аспекты материального существования, включая три гуны материальной природы, Риг, Яджур и Сама Веды, планетарные системы Бхур, Бхувах и Свар, и три состояния сознания – бодрствующее сознание, сон и глубокий сон. Из этой омкары Брахма создал все другие звуки. Всемогущий Брахма использовал эти звуки, чтобы произвести из своих четырех лиц четыре Веды, которые появились вместе со священной омкарой и семью мантрами планетарных систем (бхух, бхувах, свах, махах, джанах, тапах, сатья).

Брахма обучил этим Ведам своих сыновей, которые были великими мудрецами среди брахманов, знатоками божественного закона. Они в свою очередь передали Веды своим собственным сыновьям. Таким образом, во всех циклах, состоящих из четырех юг, все получали эти Веды по цепи ученической преемственности.

В конце каждой Двапара-юги Веды разделяются на разделы выдающимися мудрецами. Заметив, что люди ослаблены временем, и их продолжительность жизни, разум и сила уменьшились, брахмариши, получив вдохновение от Господа, обитающего в их сердцах, разделили Веды.

О брахман, в настоящую эпоху Ваивасваты Ману, правители вселенной во главе с Брахмой и Шивой попросили Всевышнего Господа, защитника всех миров, спасти принципы религии. Всемогущий Господь, проявив божественную искру части Своей полной части, появился в лоне Сатйавати как Кришна Дваипайана Вьяса, и он разделил единую Веду на четыре. Вьясадева разделил все мантры на Риг, Яджур, Сама и Атхарва Веды, точно так же как можно разделить коллекцию драгоценных камней на кучки. Таким образом, он составил четыре различных самхиты.

Всемогущий мудрец Вьясадева позвал четырех своих учеников и доверил каждому из них по одной из этих четырех самхит. Вьясадева обучил первой самхите, Риг Веде, Паилу и дал этому собранию откровений имя Бахврича. Мудрецу Ваишампайане он поведал собрание Яджур мантр, именуемую Нигадой. Он обучил мантрам Сама Веды, именуемым Чхандога-самхита, Джаимини, и он поведал Атхарва-ангирасу Веду своему возлюбленному ученику Суманту. Затем Яджнавалкья пожелал разыскать новые яджур-мантры, неизвестные даже его духовному учителю. С таким намерением он стал поклоняться Ишваре, повелителю Солнца. Шри Яджнавалкья сказал: «Я предлагаю почтительные поклоны Богу, проявляющемуся как Адитья [Солнце]. Как небо присутствует внутри и снаружи каждого существа, так ты существуешь внутри и снаружи всего в образе вечного времени и Высшей Души.

О лучезарный, О могущественный повелитель Солнца (Савитар), ты – глава всех полубогов. Я медитирую на твой раскаленный шар, ибо ты сжигаешь все греховные поступки, все последующие страдания и даже изначальное семя желания.

О всемогущий, я с мольбой приближаюсь к твоим лотосным стопам, которые почитаются духовными учителями трех миров, ибо я надеюсь получить от тебя мантры Яджур Веды, неизвестные никому другому».

Сута Госвами сказал: «Ублаговоленный таким прославлением, могущественный бог Солнца принял форму коня и подарил мудрецу Яджнавалкье яджур-мантры, ранее никому неизвестные. Из этих бесчисленных мантр Яджур Веды могущественный мудрец сложил пятнадцать новых ветвей Ведической литературы. Они стали известны как Ваджасанейи-самхита, потому что они были произведены из волос гривы коня, и они были приняты по ученической цепи последователями Канвы, Мадхйандины и других риши».